X

Код презентации скопируйте его

Ширина px

Вы можете изменить размер презентации, указав свою ширину плеера!

Евгений Замятин «Мы». Цитаты

Скачать эту презентацию

Презентация на тему Евгений Замятин «Мы». Цитаты

Скачать эту презентацию
Cлайд 1
Евгений Замятин «Мы». Цитаты. Евгений Замятин «Мы». Цитаты.
Cлайд 2
Уж лучше бы молчала - это было совершенно ни к чему. Вообще эта милая О... ка... Уж лучше бы молчала - это было совершенно ни к чему. Вообще эта милая О... как бы сказать... у ней неправильно рассчитана скорость языка, секундная скорость языка должна быть всегда немного меньше секундной скорости мысли, а уже никак не наоборот.
Cлайд 3
А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!... А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел... Совершенно ненаучно, как звери. И как звери, вслепую, рожали детей. Не смешно ли: знать садоводство, куроводство, рыбоводство (у нас есть точные данные, что они знали все это) и не суметь дойти до последней ступени этой логической лестницы: детоводства. Не додуматься до наших Материнской и Отцовской Норм.
Cлайд 4
Они могли творить только доведя себя до припадков "вдохновения" - неизвестная... Они могли творить только доведя себя до припадков "вдохновения" - неизвестная форма эпилепсии.
Cлайд 5
Но не ясно ли: блаженство и зависть - это числитель и знаменатель дроби, имен... Но не ясно ли: блаженство и зависть - это числитель и знаменатель дроби, именуемой счастьем…Естественно, что, подчинив себе Голод (алгебраический=сумме внешних благ), Единое Государство повело наступление против другого владыки мира - против Любви. Наконец и эта стихия была тоже побеждена, т. е. организована, математизирована, и около 300 лет назад был провозглашен наш исторический "Lex sexualis": "всякий из нумеров имеет право - как на сексуальный продукт - на любой нумер".
Cлайд 6
Вечер. Легкий туман. Небо задернуто золотисто-молочной тканью, и не видно: чт... Вечер. Легкий туман. Небо задернуто золотисто-молочной тканью, и не видно: что там - дальше, выше. Древние знали, что там их величайший, скучающий скептик - Бог. Мы знаем, что там хрустально-синее, голое, непристойное ничто. Я теперь не знаю, что там я слишком много узнал. Знание, абсолютно уверенное в том, что оно безошибочно, - это вера. У меня была твердая вера в себя, я верил, что знаю в себе все.
Cлайд 7
Я записываю это, только чтобы показать, как может странно запутаться и сбитьс... Я записываю это, только чтобы показать, как может странно запутаться и сбиться человеческий - такой точный и острый - разум. Тот разум, который даже эту, пугавшую древних, бесконечность сумел сделать удобоваримой - посредством...
Cлайд 8
Вы вдумайтесь. Тем двум в раю - был предоставлен выбор: или счастье без свобо... Вы вдумайтесь. Тем двум в раю - был предоставлен выбор: или счастье без свободы - или свобода без счастья, третьего не дано. Они, олухи, выбрали свободу - и что же: понятно - потом века тосковали об оковах.
Cлайд 9
Неужели все это сумасшествие - любовь, ревность - не только в идиотских древн... Неужели все это сумасшествие - любовь, ревность - не только в идиотских древних книжках? И главное - я! Уравнения, формулы, цифры - и... это - ничего не понимаю! Ничего...
Cлайд 10
…все будет просто, правильно и ограничено, как круг. Я не боюсь этого слова -... …все будет просто, правильно и ограничено, как круг. Я не боюсь этого слова - "ограниченность": работа высшего, что есть в человеке - рассудка - сводится именно к непрерывному ограничению бесконечности, к раздроблению бесконечности на удобные, легко переваримые порции - дифференциалы. В этом именно божественная красота моей стихии -- математики.
Cлайд 11
- Да, хорошо... - вслух сказал я себе. И потом ей: - О ненавижу туман. Я боюс... - Да, хорошо... - вслух сказал я себе. И потом ей: - О ненавижу туман. Я боюсь тумана. - Значит - любишь. Боишься - потому, что это сильнее тебя, ненавидишь - потому что боишься, любишь - потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.
Cлайд 12
…самое мучительное - это заронить в человека сомнение в том, что он - реально... …самое мучительное - это заронить в человека сомнение в том, что он - реальность, трехмерная - а не какая-либо иная - реальность.
Cлайд 13
Мы идем - одно миллионоголовое тело, и в каждом из нас - та смиренная радость... Мы идем - одно миллионоголовое тело, и в каждом из нас - та смиренная радость, какою, вероятно, живут молекулы, атомы, фагоциты. В древнем мире - это понимали христиане, единственные наши (хотя и очень несовершенные) предшественники: смирение - добродетель, а гордыня -- порок, и что "МЫ" - от Бога, а "Я" - от диавола.
Cлайд 14
Ну да, ясно: чтобы установить истинное значение функции - надо взять ее преде... Ну да, ясно: чтобы установить истинное значение функции - надо взять ее предел. И ясно, что вчерашнее нелепое "растворение во Вселенной", взятое в пределе, есть смерть. Потому что смерть - именно полнейшее растворение меня во Вселенной. Отсюда если через "Л" обозначим любовь, а через "С" смерть, то Л=f(С), то есть любовь и смерть...
Cлайд 15
Какой абсурд - хотеть боли. Кому же непонятно, что болевые - отрицательные сл... Какой абсурд - хотеть боли. Кому же непонятно, что болевые - отрицательные слагаемые уменьшают ту сумму, которую мы называем счастьем. И следовательно...
Cлайд 16
…сердце - не что иное, как идеальный насос; компрессия, сжатие - засасывание ... …сердце - не что иное, как идеальный насос; компрессия, сжатие - засасывание насосом жидкости - есть технический абсурд; отсюда ясно: на сколько в сущности абсурдны, противоестественны, болезненны все "любви", "жалости" и все прочее, вызывающее такую компрессию.
Cлайд 17
Дети - единственно смелые философы. И смелые философы - непременно дети. Дети - единственно смелые философы. И смелые философы - непременно дети.
Cлайд 18
Голова у меня расскакивалась, два логических поезда столкнулись, лезли друг н... Голова у меня расскакивалась, два логических поезда столкнулись, лезли друг на друга, крушили, трещали...
Cлайд 19
Почерк – мой. И дальше - тот же самый почерк, но - к счастью, только почерк. ... Почерк – мой. И дальше - тот же самый почерк, но - к счастью, только почерк. Никакого бреда, никаких нелепых метафор, никаких чувств: только факты.
Скачать эту презентацию
Наверх